ПО ДОРОГЕ К ОКЕАНУ

Дата публикации: 17 Мая 2019 Распечатать

145 тысяч мальков кеты на прошлой неделе отправились в свое первое плавание из притока реки Амур к Тихому океану. Экологическое мероприятие организовано в рамках промышленной компенсации при строительстве объектов нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан. Подготовка к выпуску заняла более полугода и потребовала финансирования в размере более одного миллиона рублей.

- Для нас это первый выпуск рыбы в нынешнем году. В июне рыборазводные заводы Хабаровского края по заказу компании отправят в «большое плавание» еще более 2 миллионов мальков кеты. А ближе к осени - свыше 50 тысяч амурских осетров. Осетра в списки видов, рекомендованных для компенсационных мероприятий в Хабаровском крае, внесли недавно - в 2016 году. Но мы уже третий сезон подряд выпускаем его молодь в реки региона, - поясняет Елена Тимофеева, ведущий специалист отдела экологической безопасности ООО «ЦУП ВСТО». – В общей сложности на компенсационные цели мы запланировали более 24 миллионов рублей. В реки уйдет почти 2,5 миллиона рыбок.

Но прежде чем дать добро и поднять решетки, отделяющие рыбьи ясли от речки, специальная комиссия, в которую входят ученые, представители заказчика и Амурского территориального управления Росрыболовства, проверяет, в какой кондиции находятся «выпускники», набрали ли они положенный вес. Чтобы в этом убедиться, проводят контрольный вылов: из садков добывают небольшую партию рыбешек и взвешивают на очень точных весах.

-  Нормативная масса для малька -  не менее 0,5 грамма. Это оптимальные биотехнические параметры для так называемой покатной молоди. Полграмма – это уже активная рыбка, способная убежать от хищника, найти корм. Выживаемость у нее будет гораздо выше, чем у крошечных личинок. Значит, и зарыбление пройдет более эффективно, - поясняет Инна Наумова заместитель начальника Амурского филиала ФГБУ «Главрыбвода». - Рыба, выращенная на Гурском рыбоводном заводе, полностью соответствует нормативам.

Правда, юная кета не спешит сразу покидать заводские садки. Здесь тепло, много корма – зачем куда-то плыть? Но сотрудники Гурского завода только посмеиваются: кормежка закончилась, дальше сами. Через пару дней мальков позовет далекий океан, и они покатятся вниз по течению.

- Кажется, что полграмма – это совсем мало, но наши мальки гораздо крепче и выносливее своих диких собратьев. У них больше сил, чтобы добраться до океана,  а путь им предстоит неблизкий –  по всем притокам, по Амуру им нужно преодолеть примерно тысячу километров, - рассказывает Анна Ковынева, директор Гурского рыбоводного завода.

Девять месяцев сотрудники завода пестуют икру, взятую с осеннего нереста. Помещенная в специальные садки в сентябре, она созревает в теплой проточной воде. Завод построен на термальных ключах.  Через специальный коллектор родниковая вода смешивается с речной – так достигается нужная для инкубации температура. Поэтому всю зиму кета развивается при  + 3-4 градусах. Данная технология хорошо себя зарекомендовала за десятилетия работы Гурского завода.

Когда из икры вылупляются личинки, их помещают на специальный субстрат, имитирующий галечное дно, разгоняют, чтобы не залеживались. По мере их превращения в мальков начинается кормление и закалка - подросших рыбок приучают к перепадам температуры, подсаливают им воду. «Им полезно немного пострессовать», - говорят специалисты.

- Мальки, как дети. Если за ними правильно ухаживать, хорошо кормить и закаливать – они вырастают крепкими и здоровыми. Такие мальки легче адаптируются к условиям дикой жизни, лучше переносят переход из речной воды в морскую, - поясняет Анна Ковынева.  – А через четыре года они вернутся к нам на нерест – по химическому составу воды безошибочно определят свою родную реку. И все повторится сначала.

Вернутся, правда, не все. По статистике, до нереста доживет только четыре процента мальков.

- Кета – промысловый вид. Ее добыча с годами не сокращается, наоборот, даже прирастает. Сказывается на ее численности браконьерский лов, промышленное загрязнение рек. Последние пару лет на нерест производителей заходило меньше чем обычно. Поэтому искусственно зарыбление необходимо. Без него популяцию не восстановить, - подчеркивает Инна Наумова.

ЦУП ВСТО начал проводить компенсационные мероприятия с 2005 года. За эти годы компания выпустила не один миллион мальков в реки всех регионов, где ведется строительство объектов «Транснефти» – Амурской, Иркутской и Еврейской автономной областей, Красноярского, Хабаровского и Приморского краев, республики Саха (Якутия). В территориальных филиалах ФГБУ «Главрыбвода» называют компанию одним из самых надежных и добросовестных партнеров.

- Зарыбление водоемов в качестве компенсации за возможный ущерб природе, -  стандартная экологическая практика, которая учитывается еще на этапе проектирования того или иного объекта. Например, в этом году мы реализуем экологические мероприятия в рамках инвестпроектов по строительству резервной нитки подводного перехода ВСТО-2 через Амур и строительству вдольтрассового проезда нефтепровода-отвода «ТС ВСТО- Комсомольский НПЗ». Специалисты Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии подсчитали максимальное экологическое воздействие, которое мы можем нанести в ходе работ. А Федеральное агентство по рыболовству определяет водоем, виды биоресурсов, которые необходимо восстановить и их количество. В Хабаровском крае это, как правило,  кета и осетр. В Сибири – пелядь, омуль, хариус и сазан. Расчеты всегда строгие -  но мы их неукоснительно выполняем,- подчеркивает Елена Тимофеева. - Для нас это - систематическая работа, которая проводится согласно экологической политике компании. 

Екатерина Востриковв

Российская газета-ХАБАРОВСК